Оцените мою прозу…

295

В летней темноте что-то бесконечно шуршало, звенело и шелестело. Лариса Петровна, вздыхая, поднялась с постели. Полусгнивший, давно не крашеный пол скрипел под ногами. Дача была старая, досталась еще от прабабки. Казалось, что домик вот-вот рухнет под тяжестью прожитых лет и от равнодушия хозяев. На соседней кровати спал сын. Лариса Петровна вытерла слезы и посмотрела на родное лицо.
Никите было двадцать девять лет. С горем пополам окончивший школу, он не торопился устраиваться на работу. В личной жизни тоже было не радужно – какая девушка захочет встречаться с безработным? В неудавшейся судьбе его Лариса Петровна винила только себя – все потому, что мужа не удержала, все потому, что ребенок без отца рос! Однако, кое-что от отца (полковника, между прочим!) Никите все же досталось – при всей лени, он был очень высокого мнения о себе. «В грузчики? Ты что, мать, спятила? Десять тысяч рублей получать и здоровье гробить?».
Чего-чего, а здоровья Никите было не занимать – высокие, крепкий, плечистый. Уже в 18 лет был на две головы выше матери. Единственное, чем отличался Никита от сверстников, была его фантазия. Но со временем он и ее подчинил себе – теперь придумывал все, чтобы как можно дольше не занимать свои барские руки работой. Пять лет назад уговорил мать взять кредит в банке, чтобы открыть собственное дело. Решил продавать сантехнику. На двести тысяч закупили несколько десятков унитазов и раковин, но дальше дело не двинулось. Так и остались стоять коробки, занимая целую комнату. А Лариса Петровна теперь, чтобы рассчитаться с долгом, день и ночь чертила проекты домов и магазинов. Архитектор по образованию, имеющая достойную зарплату, она давно не могла позволить себе ни новой прически, ни одежды. Все уходило на новые планы и нужды обожаемого Никитки. Подруги пытались убедить Ларису Петровну в ошибочности такого воспитания, но та только смеялась в ответ: «А у меня, кроме него, нет никого!».
Когда Никитка был еще маленьким, у Ларисы Петровны появился мужчина. Только пережившая развод, она ухватилась за подарок судьбы крепко – не оторвать. Однако оторвать удалось Никите – ревновал, плакал, дверь ручонками закрывал. Послушалась, не пошла! Так на всю жизнь и осталась одиночкой.
Вот сейчас проснулась она от того, что увидела во сне другую, несбывшуюся жизнь

Ирина, постоянная читательница