Наша большая чеченская семья

292

Чеченская история, пожалуй, не менее сложная, чем российская или казахская. По крайней мере, не менее трагичная. Меня зовут Мадина, мне 16 лет. Сегодня все кажется относительно тихим и спокойным, но в нашей семье знают, через что пришлось пройти не только нам, но и всей нашей родине.
В Казахстане проживает много чеченцев и есть свои чеченские диаспоры. А все это стало прямым результатом того, что в феврале 1944 года началась массовая депортация. Конечно, досталось не только нам, но ингушам и кабардинам, однако очень обидно было, что причина для этого была – «пособничество фашистам» во время Великой войны. Для любого чеченца такая формулировка унизительна.
Да, существовала так называемая «Партия кавказских братьев», но она была немногочисленна, народ ее не поддерживал. Кроме того, меня, как человека увлекающегося историей, всегда смущало, а не было на Украине предателей? А в самой России или Казахстане не гнездовались банды? В таком случае можно вообще истребить все народы с лица земли, почему же именно чеченцы подверглись таким унижениям?
Мы очень гордимся нашим земляком Мовлидом Висаидовым — солдатом, встретившим американские войска на Эльбе. Кроме того, история хранит имена как минимум 10 чеченцев, ставших Героями Советского Союза в той войне.
Операция «Чечевица» подкосила численность моего народа. Мы, чеченцы, всегда считались хорошими агрономами, овцеводами, пастухами. Однако в Казахстане таких возможностей не было, не все могли устроиться в аграрный сектор. Люди умирали. Только почти спустя 15 лет после депортации рождаемость смогла превысить убыль. Как рассказывал мой прадед, унижения на этом не закончились — всех чеченцев заставляли регистрироваться в местных специальных комендатурах, куда надо было ходить отмечаться, словно преступникам.
Надо сказать, что чувствовалось и напряженное отношение к нам со стороны местных. Мой прадед рассказывал про порогом в Лениногроске в 1951 году. Причина так и не была ясна.Кто-то говорит, что начало было положено убийством чеченцами милиционера-фронтовика, а кто-то, наоборот, считает, что местный завербованный горняк убил чеченца. Наверное, правду уже не узнать, но в результате погромов чеченцев: стариков, детей, женщин согнали к реке Ульбе — многие люди вплавь пытались перебраться на тот берег и погибали.
Вы скажете, как же я, 16-летняя девушка, могу так достоверно рассказывать об этом, словно происходило это на моих глазах?
Но наши чеченские традиции таковы, что мы храним свою историю, оберегаем ее, какой бы тяжелой или радостной она не была. Мой прадедушка, который недавно умер, рассказывал это своему сыну, который тоже помнит тяжесть обустройства на новом месте.
Сегодня мы по-прежнему проживаем в Казахстане, в Астане. Многие чеченцы и их потомки так и остались здесь. Кто-то вернулся. А многим снова возвращаться некуда, так как 2 чеченско-русские войны не просто изменили город, но изменили людей. Город Грозный сейчас восстановлен и даже больше — здесь находится самая большая мечеть в Европе — «Сердце Чечни». Мечеть стала одним из символов России вместе с Коломенским Кремлем. Есть  салоны красоты, фитнес центры, музеи… Но знаете, я была в Чечне с братьями и вижу, что люди здесь совсем другие. Прошло много лет, но все говорят про войну, как будто это было 10 дней назад, а не 10 лет. Многие уехали после этого из республики. Например, во Франции живут наши друзья. Франция активно принимала чеченских беженцев в период разгара войн. Наверное, говоря про нашу семью, я могу сказать, что мы сохранили традиции даже в Казахстане. По-прежнему готовим национальные блюда: жижиг-галнаш, то-берам, хингалш. Да, многие все также предпочитают брать в жены и мужья «своих», так как после многочисленных скитаний мы хотим сохраниться как нация и приумножиться. В этом нет ничего плохого. В доме у нас все женщины ходят в платках, когда мои 2 старших брата женились, то их жены-чеченки пришли жить к нам. Старшая женщина — «нана», то есть моя мать. Она распределяет женскую работу по дому.
Возможно, когда-нибудь я перееду обратно в Чечню, но пока мы держимся друг за друга и прорастаем здесь. Это наша малая родина — Казахстан.

 

Мадина