Моя родная экс-свекровь, часть 5

266

серьезный разговор

Войдя в квартиру, Алла Григорьевна повела меня в гостиную, усадив на диван, присела рядом: «А теперь брось притворяться и рассказывай, что там у вас стряслось!»
— Да ничего не стряслось… — запнулась я, набирая в легкие воздух. — Просто сказала Антону, что беременна, а он… — К глазам снова подступили слезы. Повернувшись к ней лицом, заговорила быстро, отчаянно: — Алла Григорьевна, он хочет, чтобы я аборт сделала. Потому что мы у вас на шее, и вообще… Диплом и все такое… А я… Ну как я могу?! Ведь это же первый! А что, если потом… Понимаете? Не удержавшись, все-таки разревелась.
— Иди сюда… — Притянув к себе, свекровь ласково погладила меня по волосам, несколько раз легонько похлопала по спине: — А ну-ка перестань реветь, слышишь?! Тоже мне беда: мужа уговорить не смогла! Станем мы мужиков слушать, как же! Нам рожать — нам и решать. Верно?
— Не знаю… Антон сказал… Сказал…
— Да ты не его, а меня слушай. У тебя сейчас какой срок?
— Срок? Семь недель…
— Угу.. — удовлетворенно кивнула свекровь. — Стало быть, диплом ты в любом случае защитить успеешь. Верно? И вечерние платья больших размеров http://www.agape-moda.ru/evening-dresses/catalog/grand-evening-dresses у меня имеются, так что на вручении дипломов будешь красавицей.
— Ну… Не знаю… Должна… Вроде… Если раньше ничего не случится.
Достав из кармашка жакета платок, Алла Григорьевна твердой рукой вытерла мои мокрые от слез щеки:
— Не будешь нервничать — не случится! А теперь успокойся и… Знаешь что, отправляйся-ка ты на кухню. Тетя Паша уже ушла, так что сама разбери пакет с продуктами, поставь чайник и жди, шла и вернусь. Договорились?
— Договорились, — растерянно кивнула в ответ я. — А вы куда? К Антону?
— Угадала! Придется проводить воспитательную работу.
— Не поможет, — я с сомнением покачала головой. — Антон своих решений не меняет. Никогда.
— Я тоже, — усмехнулась она. — И в этом мы похожи. Что же, поборемся… Не знаю, что и как говорила Антону Алла Григорьевна, только через час он пришел просить у меня прощения. Потоптавшись на месте, сунул в руки букетик примороженных цветов, отступив, поскреб пятерней затылок.
— Это… Неправ был. Хочешь рожать — рожай. Я не возражаю.
— Спасибо, — улыбнулась сквозь слезы. Не ему, свекрови…

 

продолжение…