Яша, Геша и покоритель Южного полюса

281

Терьер

Сквозь сон я чувствую, как Яша тычется мне в лицо своим холодным мокрым носом. Сопит и повизгивает, как хрюшка, — о, эти собаки! Каждому, у кого дома живет собственный лохматый будильник, знакомо это чувство. Я, пытаясь хоть ненадолго задержаться в своем сладком уютном сне, решаю не открывать глаза и проигнорировать его сопение. Закрываю лицо руками и отталкиваю ладошкой его пушистую мордочку: «Фу, Яша… уйди». А в ответ мой любимый шотландский терьерчик совершенно человеческим и ужасно знакомым насмешливым голосом отвечает: «Анечка, я чего-то не знаю?» Анечка — то есть я — тут же открывает глаза. И сквозь узкие щелки между припухшими ото сна веками разглядывает нависшего над ней и вовсю улыбающегося мальчика. Это Геша, то есть Геннадий. Знакомьтесь, пожалуйста: мой парень.

Я долго пытаюсь сообразить, как он здесь оказался. Почему я перепутала его со своей собакой — это уже другой — второстепенный вопрос. Спросонья лучше вообще не слышать ничего про мультизадачность… До меня только через несколько минут доходит, почему мы спим (теперь уже«спали») в моей комнате на неразложенном диване в свитерах и джинсах. Потому что вообще-то Геша зашел в гости, чтобы забрать меня на каток.

Но я в этот момент уже лежала с книжкой на диване и разнылась, что на улице холодно, там пурга и ужас, и что вообще Скотт тоже говорил «ничего, прорвемся», а потом замерз насмерть в снегах Южного полюса. Выйти из дома я согласилась только при условии, что мы сначала немного полежим, я дочитаю хотя бы третью главу, но закончилось все тем, что все мы втроем — он, я и скучная книжка — просто заснули, обнявшись, на моем узком диване. А скотч-терьер Яша отправился вместе с моими родителями в загородное имение — то есть проверять, не спалили ли за первый месяц зимы нашу дачу. И почему, спрашивается, мы засыпаем в свитерах на диване, вместо того чтобы устраивать вечеринку?