Прощаю и благодарю, часть 5

231

мама с ребенком

Однажды, когда он в очередной раз уехал, к нам зашла Аня.
— Поедем погуляем с нашим принцем в центральном парке! Погода прекрасная. Теплынь на улице! Илюшке нужен свежий воздух.
Идея мне понравилась. Мы засунули коляску в машину подруги и поехали в парк. Сынуля безмятежно спал. Его не разбудило даже перекладывание из машины в коляску.
— Если бы у меня было такое чудо, — вздохнула Аня, — спит, как ангелочек. Счастливая ты, Иришка.
— Не то слово, — улыбнулась я…

Мы гуляли по аллеям парка, болтали, шутили. И вдруг Анюта запнулась на полуслове и, схватив за рукав, потянула меня за руку в обратную сторону.

— Разворачивай коляску, — сказала она каким-то чужим голосом, — нам пора возвращаться домой.
— Уже? — удивилась я. — Почему? Вместо того чтобы развернуться, внимательно посмотрела вокруг. И увидела их. Парочка сидела на лавочке и страстно целовалась. Его рука блуждала под ее блузкой. У меня потемнело в глазах.
— Леша? — истерично закричала я и, оставив коляску, бросилась к ним. Лешке пришлось держать меня за руки, чтобы не получить кулаком в глаз.
Я колотила его изо всех сил и кричала такое, что сегодня не смогла бы повторить. Девушка убежала, прежде чем я успела сказать, что о ней думаю. Наконец меня усадили на скамейку. Алексей пытался что-то объяснить, но Аня приказала ему исчезнуть.
Она сама разобрала коляску, усадила меня с сынишкой на заднее сиденье и отвезла домой. Переодев Илюшку уложила его в кроватку Потом попыталась успокоить меня. Но я рыдала и кричала, что все равно убью этого «козла и его шлюху». Подруга побоялась оставлять меня в таком состоянии с малышом и решила немного пожить с нами. Алексей приходил трижды, но Анна не пустила его на порог, объяснив, что мне нужно время, чтобы успокоиться. Только через неделю я была в состоянии выслушать его. И то, что узнала, окончательно добило меня. Признаюсь, надеялась, что эта девица для него — просто приключение. Что, возможно, после родов я стала некрасивая и он увлекся другой… А услышала такое…
— Я давно хотел тебе об этом сказать, но не было подходящего момента, — начал Лешка. — Сначала боялся, что ты сделаешь аборт, потом — что из-за стресса у тебя может перегореть молоко…
— Кто она?! — перебила его я.