Верни меня к жизни, 2

303

болезнь

Спустя буквально три месяца жену опять положили в больницу. Конечно, в Анапе санатории http://каталогсанаториев.рф/ ей было бы лучше, но мы решили остаться в родном городе. На этот раз врачи даже утешать не пытались. Цинизм персонала зашкаливал. Они прекрасно понимали, что люди пойдут на все, и пользовались этим.
Как-то супруга позвонила мне посреди рабочего дня:
— Ева в школе?
— Да, должна быть в школе.
— А кто это стоит здесь под окнами?
Не помню, как доехал до больницы, — малышка действительно стояла под окнами палаты и смотрела вверх.
Мы поднялись в палату. Пили чай. Чему-то даже смеялись, кажется. Потом Анжелика сжала мою руку:
— Обещай мне одну вещь. Только обещай, что выполнишь.
— Смотря какую…
— Обещай!
— Обещаю.
— Когда я уйду, живи и найди для Евы хорошую маму. И будь счастлив. Ты обещаешь? Я ведь так и не подарила тебе сына…
Я молчал, но Анжелика откинулась на подушки и вновь подняла голову:
— Обещаешь?
— Да. Но ты ведь скоро поправишься…
— Не ври ни мне, ни себе, любимый. Я скоро уйду.
Весной Лики не стало. В тот день было сумеречно, и мартовский снег бил по стеклу, оставляя плачущие дорожки. На кладбище было немного людей — друзья, сотрудники, родные.
Мы остались вдвоем с Евой в непривычно пустой квартире. Черные тряпки на зеркалах, неприязненно что-то говорившая мне теща — общая беда нас отдалила, а не сблизила. Она приходила к нам, смотрела семейные фотографии, причитала:
— Ты же рядом был, куда ты смотрел? Ты же муж!!!
А потом ко мне приехала моя мама — она жила в другом городе.
— Знаешь что, а езжай-ка