Знакомство с новым соседом

сосед

сосед

Утром, сварив кофе, вышла в сад — воспоминание о ночном видении гнало меня из дома. «Привидений не бывает, мне просто все это приснилось», — убеждала себя.
— Как спалось, соседка? — раздалось прямо над ухом. — Ты никак Степанова родня будешь? — косенький старичок стоял напротив моей калитки. — Живой он или как?
— Слава богу, живой — кивнула я и неожиданно для себя спросила: — Случайно не знаете, кто тут по ночам вальсы играет?
Старичок ухмыльнулся, покусал папироску, чиркнул спичкой и задымил.
Я молчала.
— Это Юля… все играет, бедолага…
Ты ей цветы на могилку снеси — она и успокоится… — посоветовал, он.
Я вдруг вспомнила, что в больнице мне дед Степан тоже что-то про могилку говорил. На кладбище среди покосившихся крестов на удивление быстро нашла один — с полуистлевшей фотографией в медальоне: на ней лицо девушки ангельской красоты. Почему-то была уверена, что это и есть Юля. Едва цветы легли на землю, как легкое дуновение коснулось моей щеки и раздался стон… «Ну все, погостила, и хватит, — я уходила с кладбища, не оглядываясь, — надо будет деда расспросить, что это за чертовщина». Но расспросить не вышло — дед Степан умер. А про Юлию уже после похорон мне бабушка рассказала.
— Она нас со Степкой музыке учила, хотя сама еще почти девочкой была, — вспоминала бабуля. — А стали постарше, и слюбились они со братом, жениться надумали. Отец как узнал — ославил ее на всю округу… А Степке пригрозил, мол, ослушаешься — прокляну… Ну, Степан и отступился, не посмел отцу перечить — времена тогда были строгие.
— А Юлия что, смирилась?
— Уж лучше бы смирилась, — покачала головой бабуля. — А она в омут головой… потонула. Степка отца возненавидел, ушел, и пока тот жив был — в дом ни ногой, уже после его смерти вернулся. Так и не женился, бобылем всю жизнь прожил… Я его сколько к нам жить звала — не хотел… А это она его тут держала, — бабушка заплакала. — И себя, и его погубила…
Позже, разбирая дедовы вещи, я нашла в старом комоде несколько выгоревших фотографий: на них юная девушка с лицом ангела весело смеялась, посылая фотографу воздушный поцелуй.

 

Как я попала в старинный дом

старый дом

старый дом

Так я попала в этот порядком обветшавший, но со следами былого шика дом. «А дед-то Степан антиквар», — посмеивалась про себя, обходя анфиладу комнат, забитых всяким старьем. В одной из них, похожей на гостиную, — с задымленным камином и проеденным молью ковром на полу обнаружила пианино, старинное, на крученых ногах, с встроенными подсвечниками. Видно было, что к нему давно никто не прикасался — пыль ровным слоем покрывала матовую поверхность. «Мрачноватенько, — подумала я, — но придется потерпеть,— Кто знает, что за сокровища хранил дедуля в этом старом доме».  Немного затхлый и сырой запах натолкнул на мысль обзавестись ионизатором воздуха.
Ночью я проснулась он неожиданного толчка. На улице начиналась гроза. Дождь густой сеткой накрывал сад, ветер раскачивал деревья, они стонали и бились ветками об оконную раму, будто прося о помощи. Я вздохнула и, натянув одеяло, повернулась на другой бок. Вдруг сквозь шум непогоды мне послышалась мелодия — то ли вальс, то ли полонез, что-то легкое, эфемерное. Я рывком села на кровати, отгоняя сон, прислушалась — может, померещилось? Но мелодия звучала вполне отчетливо. Протянув руку, повернула выключатель — света не было. «Провода, наверное, порвало», — мелькнула мысль. Найдя в кармане джинсов зажигалку, осторожно вышла из комнаты. В коридоре мелодия звучала громче — мне даже показалось, ей вторит чей-то голос. Преодолевая страх, пошла на звук. За прикрытой дверью гостиной кто-то играл на пианино.
Я заглянула в замочную скважину, но ничего не увидела — было слишком темно. Внезапно раздался тихий смех, и музыка оборвалась. Я решительно толкнула дверь: комната была пуста, крышка пианино плотно закрыта, слой пыли на поверхности инструмента остался нетронутым.
На всякий случай перекрестившись, я вернулась в кровать…

Верни меня к жизни, 3

море

море
Конец мая выдался неожиданно ветреным и холодным. Море штормило. Рвано гудели под порывами ветра пароходы, и скрипели цепи негорящих фонарей.
Не раз я выходил на край волнореза, думая, что вот так, в шторме, можно все разом и решить… Но затем вспоминал, что должен жить ради дочери, да и медицинское страхование http://www.versalbroker.ru/medical-insurance еще не оформил.
Днями молча гулял по набережной, изредка присаживаясь за столик в единственном работающем кафе.
Там был такой же молчаливый, как я, завсегдатай, и вскоре бармен знал наши заказы наизусть — «Эспрессо и пепельницу».
Неожиданно мой сосед заговорил. Вернее, просто произнес, глядя в чашку:
— Мертвым — память. Живым — жить.
Я вздрогнул от неожиданности,
— Что, простите?
— Парень, с таким убитым лицом, как у тебя, долго не живут. Выкладывай, что стряслось.
В тот вечер я впервые вслух выдохнул то, что сидело во мне горьким комом:
— У меня умерла жена.
Он кивнул:
— Бывает. Дети есть?
— Дочка.
— Значит, жить должен. И свои прогулки по волнорезам прекрати. Вон, кстати, идет еще одна любительница таких прогулок…
Я выглянул в окно. По улице, ежась на ветру, брела женщина. Что-то в ней напомнило мне Лику, но я знал: так не бывает.
На следующий день весна победила.
Яркое солнце и неожиданно теплый ветер, искры на волнах, ослепительно синее небо.
Девушка, похожая на Анжелику, стояла рядом с моим молчаливым спутником у парапета.
— Знакомьтесь, друзья мои, это Олег, это Маша. Она здесь тоже врачует душевные раны. Поверьте, горе, разделенное пополам, — половина горя…
…Уже зимой, под Новый год, Ева, прижимаясь к моему плечу, спросила меня:
— Папа, а Маша придет?
— Если ты хочешь, придет.
— Папа, я же вижу, как вы друг на друга смотрите. А она на меня смотрит так, как смотрела мама.
Я подержал в руке мобилу

Верни меня к жизни, 2

болезнь

болезнь

Спустя буквально три месяца жену опять положили в больницу. Конечно, в Анапе санатории http://каталогсанаториев.рф/ ей было бы лучше, но мы решили остаться в родном городе. На этот раз врачи даже утешать не пытались. Цинизм персонала зашкаливал. Они прекрасно понимали, что люди пойдут на все, и пользовались этим.
Как-то супруга позвонила мне посреди рабочего дня:
— Ева в школе?
— Да, должна быть в школе.
— А кто это стоит здесь под окнами?
Не помню, как доехал до больницы, — малышка действительно стояла под окнами палаты и смотрела вверх.
Мы поднялись в палату. Пили чай. Чему-то даже смеялись, кажется. Потом Анжелика сжала мою руку:
— Обещай мне одну вещь. Только обещай, что выполнишь.
— Смотря какую…
— Обещай!
— Обещаю.
— Когда я уйду, живи и найди для Евы хорошую маму. И будь счастлив. Ты обещаешь? Я ведь так и не подарила тебе сына…
Я молчал, но Анжелика откинулась на подушки и вновь подняла голову:
— Обещаешь?
— Да. Но ты ведь скоро поправишься…
— Не ври ни мне, ни себе, любимый. Я скоро уйду.
Весной Лики не стало. В тот день было сумеречно, и мартовский снег бил по стеклу, оставляя плачущие дорожки. На кладбище было немного людей — друзья, сотрудники, родные.
Мы остались вдвоем с Евой в непривычно пустой квартире. Черные тряпки на зеркалах, неприязненно что-то говорившая мне теща — общая беда нас отдалила, а не сблизила. Она приходила к нам, смотрела семейные фотографии, причитала:
— Ты же рядом был, куда ты смотрел? Ты же муж!!!
А потом ко мне приехала моя мама — она жила в другом городе.
— Знаешь что, а езжай-ка

Верни меня к жизни, 1

болезнь

Верни меня к жизни, 1

62

болезнь

Анжелика уходила, и никакая сила не могла ее удержать. Утепление балконов http://www.uteplenie-lodzhiy.ru тут в холодную пору избавило нас от простуд, но не решило проблему. Полученные в детстве чернобыльские бэры выстрелили год назад. Врачи в нашем доме почетом никогда не пользовались, но… тут вариантов не было: у Лики появилась сначала повышенная утомляемость, потом слабость. Она стала часто простужаться, бронхиты чередовались с пневмониями. Мы думали, просто устала и простыла, но летом ей стало еще хуже.
«Набухли железки», как сказала ее мама, потом добавилась постоянная повышенная температура, стали ныть суставы…
— Совсем я уже расклеиваюсь, да, Олежка?
— Слушай, ты когда к врачу пойдешь, а? Ну в самом деле — уже полгода тянется вся эта бодяга.
Я был уверен, что все скоро закончится и жена опять будет прежней Ликой, но потом заметил, как у нее стали появляться ниоткуда синяки, часто шла кровь из носа. Головные боли, тошнота, рвота…
— Да ты не беременна ли, а?
— Нет, я проверяла. Это что-то другое…
Общими усилиями тещи и моих родителей мы загнали Лику к врачу. Тот день я не забуду никогда. Осенние листья на подоконнике врачебного кабинета, запах лекарств, клякса на линолеуме в углу кабинета.
— Я не буду вас обманывать: у вашей жены лейкемия.
— Лейкемия? Что это? — я знал, что это что-то плохое, но не верил.
Врач немного помолчал и сказал, как отрубил:
— Рак крови. И, к сожалению, уже не на первой стадии.
— Сколько… ей осталось?
— Трудно сказать. Посмотрим анализы, станет яснее.
Яснее стало очень скоро:
— Что ж вы раныше-то

var block_td_uid_1_57dafdcc175b7 = new tdBlock();
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.id = «td_uid_1_57dafdcc175b7»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.atts = ‘{«limit»:6,»ajax_pagination»:»next_prev»,»live_filter»:»cur_post_same_categories»,»td_ajax_filter_type»:»td_custom_related»,»class»:»td_uid_1_57dafdcc175b7_rand»,»td_column_number»:3,»live_filter_cur_post_id»:9597,»live_filter_cur_post_author»:»1″}’;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.td_column_number = «3»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.block_type = «td_block_related_posts»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.post_count = «6»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.found_posts = «92»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.header_color = «»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.ajax_pagination_infinite_stop = «»;
block_td_uid_1_57dafdcc175b7.max_num_pages = «16»;
tdBlocksArray.push(block_td_uid_1_57dafdcc175b7);

Долой диету! часть 3

диета

диета

С этого дня, кроме котлет и битков, из нашего дома исчезли всяческие сладости. Мне пришлось смириться. Пончики, пирожные я поглощал теперь лишь на работе, а в выходные обходился без них.
А у супруги вновь ничего не получалось. Вес снижался каждую неделю едва на двести граммов, что для нее было крайне мало. Она постоянно копалась в Интернете и выискивала все новые диеты: «угнетающая аппетит», «содержащая минимум углеводов», «раздельное питание».
Увы, результаты оставались теми же. Ко всему прочему Тома с каждым днем становилась все голоднее.
Я охотно прервал бы ее диету, но не мог прямо об этом сказать, потому что любимая все равно не послушалась бы меня. Поэтому приходилось подходить к проблеме окольными путями. Часто говорил ей комплименты: какой она выглядит худенькой, какая у нее красивая фигурка. Но до жены ничего не доходило.
Я успокоился и решил подождать, пока она сама придет к такому выводу. Как-то мы гуляли в парке недалеко от дома. И, как назло, мимо нас сновали люди, жующие всякие вкусности типа шаурмы. Это было выше Томиных сил.
— Я чувствую себя узницей Бухенвальда, — произнесла она грустно. — Мне даже по ночам снится еда!
— Так давай зайдем куда-нибудь, перекусим, — предложил я…
— Но ведь столько усилий — и все напрасно… Мне удалось сбросить всего лишь килограмм… И нам заново придется рассчитывать материнский капитал в 2016 году http://unikassa.ru/materinskiy-kapital-v-2016-godu-razmer-summa.html

Долой диету! часть 2

диета

диета

Я очень люблю это блюдо в ее исполнении. Шампиньоны, обжаренные с луком и морковкой, а потом протушенные в сметанно-винном соусе… Пальчики оближешь! На моем лице появилась довольная улыбка, даже пакеты, которые до этого казались тяжелыми, полегчали. Пока Тома возилась на кухне, я в предвкушении трапезы внимательно изучал программу телепередач, иногда отвлекаясь, чтобы выполнить очередное мелкое поручение жены. Наконец субботний ужин был готов, канал, по которому вот-вот должна начаться «Бриллиантовая рука», включен, можно наслаждаться идиллией. Мы уселись за стол, я открыл крышку… М-м-м, запах божественный! Тамара положила грибы мне в тарелку. Взял вилку… И тут мое лицо изменилось.
— Неужели не нравится? — сдвинув брови, спросила жена.
— Просто вкус немного не такой, как обычно, — ответил дипломатично, — слегка кисловатый.
— Это потому, что вместо сметаны я взяла нежирный кефир, — пояснила жена.
— Так полезнее для здоровья. Я похудею, и можно будет покупать женскую одежду на размерчик меньше. Ты же хочешь чтобы я была стройная!
Я вдруг почувствовал себя жутко разочарованным в жизни. Крах всех надежд.
С тех пор в нашем домашнем меню стали появляться исключительно полезные продукты, от которых не толстеют. Каждый вечер Тамара вооружалась калькулятором и таблицей.
Она подсчитывала съеденное за день, и сколько в этой еде калорий. Видел, что жена недовольна полученными результатами. И, как всегда, когда была чем-нибудь раздражена, Тома открывала холодильник и подъедала то одно, то другое. Чаще всего втайне от меня. Я делал вид, что ничего не замечаю. Но когда спустя месяц после «диеты» супруга приблизилась к весам, снова вздрогнул.
— Шестьдесят шесть с половиной! Может, они неисправны? — она с надеждой посмотрела на меня, но тут же отбросила эту мысль. — Надо будет более радикально подойти к делу. Так что с сегодняшнего дня не ем сладости!
— Извини, а я? — уточнил робко. — Мне тоже нужно будет от них отказаться?
— Что за глупый вопрос, — обиженно дернула плечиком жена. — Надеюсь, будешь меня поддерживать. Ты же не хочешь, чтобы у тебя была толстая жена?

Долой диету! часть 1

диета

диета

Как же я ругаю себя за то, что поддался на уговоры жены и купил ей напольные весы! Вещь, конечно, необходимая, но только, когда ею начинают пользоваться уж чересчур часто, это, мягко говоря, настораживает.
— Черт! Шестьдесят пять! — в ужасе закричала Тома, глядя на цифровое окно.
Я вздрогнул. Заканчивался октябрь, близилась зима. В это время всегда происходила генеральная ревизия гардероба, зимняя одежда ни за что не хотела сходиться и трещала по швам. А через минуту после этого из-под шкафа извлекались злосчастные весы. Ну, и начиналось… «Понятно: с завтрашнего дня опять будем худеть». — вздохнул я обреченно. Следующий день был выходным. Как обычно, мы отправились на рынок закупать продукты на неделю. Я по привычке сразу же взял курс на мясной павильон.
— Ген, а ты куда это собрался? — ее удивление было наигранно-наивным.
— Мясо купить. В морозилке небольшой кусок остался, только суп сварить.
— А что, суп обязательно должен быть с мясом? — начала заводиться Томка. — Лично мне надоела жирная пища, от нее живот растет, и образуется зубной камень, причины http://www.listerine.ru/mouthcare/calculus

Прощаю и благодарю, часть 6

мама с ребенком

мама с ребенком

— Моя сотрудница. Ее зовут Лера. Мы давно любим друг друга. И она нормально восприняла мою ситуацию и то. что у нас с тобой есть сын.
Я не верила своим ушам.
— Твою ситуацию?! Леша, что ты несешь?! Ты же уверял, что любишь меня. Умолял оставить ребенка. А теперь..
— Да, это так, — кивнул он, избегая смотреть мне в глаза. — А что оставалось делать? Только соврать. Но это была ложь во спасение. Иначе ты сделала бы аборт, и я потерял бы своего ребенка.
Я не могла понять, о чем он говорит.
Ты любишь другую женщину, но при этом настаиваешь, чтобы ребенка рожала я? Какого черта, можно узнать?
— Понимаешь, я давно хотел иметь сына. А у Лерочки с этим проблемы. И тут узнал; что ты беременная. Аборт ведь — не лучшее решение. С тобой могло что-то случиться. Ты могла не забеременеть вторым ребенком!  Ты до конца жизни жалела бы, а меня лишила бы сына. Наверное, сейчас, когда Илюша уже родился, ты понимаешь, что я был прав.
— Значит, когда ты «уезжал в командировке», на самом деле встречался с ней?
— Да. Лера живет в моей квартире. Уже давно, полтора года…
— И ты ходил туда, спал с ней, а потом возвращался ко мне и говорил, что мы должны воздерживаться ради ребенка?
— Прости… — он опустил голову. — Я действительно не хотел тебя мучить. Но ты бы ни за что нс согласилась отдать Илюшку, и мне пришлось жить на две семьи. Конечно, это ненормально, но Лера готова была терпеть.
— Ты спланировал мою жизнь?! Сделал из меня инкубатор для своего ребенка?! Ведь тебе только это было нужно от меня! Ты готовил завтраки для сына, находился с ним все время! Не со мной! Ты… ты… — мне не хватало слов.
— Послушай, все не так плохо. Когда Илюша подрастет и его можно будет оставлять с няней, я заберу его, а ты снова станешь свободной, сможешь устроить свою личную жизнь, выйти замуж.
— Заберешь? Моего малыша? Как собачонку? И его будет растить няня?
— Не только… Лера тоже.
— Лера?! Размечтался! — рявкнула я. — Черта с два она получит моего ребенка! И ты тоже! Дура! Какая же я дура! Как можно было поверить такому подонку’.’ Не понять, что это просто комедия? Где была моя голова, когда я поверила, что ты действительно меня любишь?! Прокричав последние слова, я выставила Лешку за дверь. Потом разрыдалась: и что дальше? Как мне теперь жить?! Конечно, я с удовольствием лишила бы негодяя отцовских прав. И не допускала бы общении с Илюшей, ради которого он затеял весь этот спектакль. Но я не имею права отнять у мальчика отца. Потому что при всех своих недостатках, Лешка все-таки искренне любит сына. Да и я тоже люблю своего ребенка и ничуть не жалею, что родила его. И никому не отдам. Ни за что! Но иногда с ужасом думаю: что было бы, если бы Алексей тогда ни о чем не узнал? Если бы он не обманул меня? Неужели я сделала бы тот страшный шаг, на который почти решилась? Скорее всего, да. Поэтому прощаю Лешку. Прощаю и благодарю за это маленькое счастье, которое тихонько сопит в своей кроватке…