Снегурочка

снегурочка

В далекие (ну, относительно) школьные годы я играла в полу-любительском театре. И как-то на Новый год, когда я училась в 11-м классе и наконец стала буквально за одно лето красивой, мы поехали в детский дом в Подмосковье: разыгрывать перед ребятами представление, дарить им подарки и показывать через проектор мультфильм «Полярный экспресс». Изначально я должна была выступать просто в качестве моральной поддержки и помощника в раздаче даров Деда Мороза.
Но оказалось, что наша 32-летняя Снегурочка больше не влезает в свое прошлогоднее Снегурочкино платье. А я очень даже влезаю. И так в одночасье я из одиннадцатиклассницы Ани превратилась во внучку Деда Мороза. И это, правда-правда, был один из лучших дней моей жизни. И когда дети помладше окружили меня, цеплялись за юбку моего ужасного серебристого платья и обнимали, я почувствовала, что для того, чтобы сделать мир чуть-чуть лучше, нужно не слишком много. Можно обойтись даже без сладких подарков и костюма Снегурочки. Главное, только помнить об этом.
И не слишком растворяться в своем счастье, чтобы не забывать о людях вокруг.
И сейчас, клея на окно только-только вырезанную из бумаги ажурную снежинку, я загадываю желание.
Не про Гешу, мы-то с ним и так еще долго-долго будем счастливы, пока мелочные придирки и бытовые глупости не разлучат нас. Какое же? Не скажу. Догадайтесь сами.

Бесстрашная девочка

аэропорт

У меня всегда было три главных страха, связанных с полетами, — думаю, все довольно очевидно. Во-первых, конечно, опоздать на рейс. Во-вторых, застрять в аэропорту из-за отмененного рейса. В-третьих, остаться без багажа. Стоит ли говорить о том, что все они сбылись, хотя летаю куда-то я не то чтобы слишком часто? На самолет я опаздывала уже дважды, и дважды лила слезы в аэропорту, получая от ворот поворот у стойки с суровой представительницей авиакомпании. Один раз мы опоздали из-за папы, а вот во второй я была уже одна, и мне даже пришлось звонить в Москву родителям и умолять сию же секунду, максимум через 5 минут, отправить мне на карту 20 тысяч рублей и вызволить меня из парижского плена («Ну ты ведь уже не маленькая девочка, восемнадцать лет! Прекращай рыдать!»). Ну а мои «во-вторых» и «в-третьих» сбылись в одну ночь при попытке улететь в Стокгольм, превратив всю поездку в передачу «Подстава», — я все ждала, когда же передо мной выскочит жизнерадостный ведущий и объявит, что все это было розыгрышем.
Не дождалась.
Зато сейчас, бронируя билеты для нашей первой поездки вместе с Гешей, я абсолютно спокойна. Никаких страхов у меня уже нет — все сбылись, поэтому не так и страшны. К тому же я буду уже не одна, а если мой багаж потеряют, с удовольствием буду ходить по Мадриду в Гешиных вещах. Хотя, подозреваю, в феврале это вряд ли прокатит…

Интернет магазин дизайнерской одежды ручной работы http://mamzelko.ru/ предлагает своим клиентам огромный выбор домашних халатов, платков, туник, а так же летних и демисезонных платьев. Так же вы можете заказать индивидуальный пошив одежды под себя.

Не такие, как все

родители

Я обожаю своих родителей, вот правда. Особенно когда сравниваю их с родителями некоторых своих подружек. Вот, например, моя школьная подружка Яна, с которой мы продолжаем общаться и сейчас. Яна очень классная — ну вот правда. Она обаятельная, ужасно веселая, красивая. Но Яна не занимается абсолютно ничем. Учится кое-как на медицинском, не собираясь ни минуты работать по окончании, знакомится с мальчиками, раздавая улыбки направо и налево, собирает лайки под селфи в Instagram, пару раз сходила на занятия по танцам, а сейчас отрабатывает навыки по пятницам — чтобы проще было знакомиться с мальчиками. Яну родители, как она сама говорит со своей очаровательной улыбкой, готовят к жизни профессиональной жены. Поэтому платят за ее будущий диплом, не переживая о ее пригодности к собственной независимой жизни, и знакомят с богатыми сыновьями своих богатых друзей — чтобы общалась с людьми только правильного уровня доходов. И хотя с Яной всегда весело, а слушать ее истории о ресторанах, тачках и их владельцах очень смешно, я все чаще делаю вид, что очень-очень занята и встретиться с ней не смогу. Хотя мои родители по уровню дохода Яниным родителям подходят, и те наши с ней отношения поэтому одобряют. Я просто не понимаю, как так можно — и, главное, зачем. Так что спасибо, мама и папа. Я вас люблю.

О селфи и списках важных дел

селфи

Я раньше ненавидела улыбаться на фотографиях. Потому что стоит мне улыбнуться, показав зубы, а по-другому, когда и правда очень радостно, у меня не получается, как я сразу становлюсь похожей на толстощекого жизнерадостного хомяка.Толи дело томное лицо с приподнятыми бровями и открытым ртом — беспроигрыииный вариант для любого селфи. Но Геша, сколько мы с ним знакомы, всегда говорил: «Улыбайся чаще, тебе это так идет!» И я как-то понемногу начала. Теперь мне как будто бы не страшно больше выглядеть самой собой, перестав наконец притворяться кем-то другим. Хотя чего не сделаешь, чтобы скрыть от других свое настоящее лицо. Селфи — еще самое меньшее из зол.

СВД: Списки Важных Дел

Кто-то накануне нового года начинает судорожно подводить итоги года прошедшего и в срочном порядке составлять списки целей на год следующий — я же, честно сказать, не любитель такого масштабного планирования. Мне больше по душе микроформаты, потому что пункты из мини-списков в духе «Почему бы мне не…» вычеркиваются с куда большей скоростью, чем из «В новом, 2015 году я обязана/должна». Итак,  вот, например, несколько строчек из моего плана действий на ближайшие несколько чего-нибудь, от дней до месяцев: завести для скотчтерьера Яши свою страничку в Instagram; запрыгнуть Геше на спину и заставить его идти со мной вместо рюкзака, куда глаза глядят, пока хватит сил; научиться рисовать те самые идеальные смоки айз. Хотя бы посмотреть пару уроков на ютьюбе, закрыть наконец университетские долги за прошлый семестр, собрать суперкомпанию для игры в стикеры. Обязательно загадать Райнера Марию Рильке и высокомерно ржать над всеми, кто полезет в «Википедию», увидев имя на бумажке.

 

 

Яша, Геша и покоритель Южного полюса

Терьер

Сквозь сон я чувствую, как Яша тычется мне в лицо своим холодным мокрым носом. Сопит и повизгивает, как хрюшка, — о, эти собаки! Каждому, у кого дома живет собственный лохматый будильник, знакомо это чувство. Я, пытаясь хоть ненадолго задержаться в своем сладком уютном сне, решаю не открывать глаза и проигнорировать его сопение. Закрываю лицо руками и отталкиваю ладошкой его пушистую мордочку: «Фу, Яша… уйди». А в ответ мой любимый шотландский терьерчик совершенно человеческим и ужасно знакомым насмешливым голосом отвечает: «Анечка, я чего-то не знаю?» Анечка — то есть я — тут же открывает глаза. И сквозь узкие щелки между припухшими ото сна веками разглядывает нависшего над ней и вовсю улыбающегося мальчика. Это Геша, то есть Геннадий. Знакомьтесь, пожалуйста: мой парень.

Я долго пытаюсь сообразить, как он здесь оказался. Почему я перепутала его со своей собакой — это уже другой — второстепенный вопрос. Спросонья лучше вообще не слышать ничего про мультизадачность… До меня только через несколько минут доходит, почему мы спим (теперь уже«спали») в моей комнате на неразложенном диване в свитерах и джинсах. Потому что вообще-то Геша зашел в гости, чтобы забрать меня на каток.

Но я в этот момент уже лежала с книжкой на диване и разнылась, что на улице холодно, там пурга и ужас, и что вообще Скотт тоже говорил «ничего, прорвемся», а потом замерз насмерть в снегах Южного полюса. Выйти из дома я согласилась только при условии, что мы сначала немного полежим, я дочитаю хотя бы третью главу, но закончилось все тем, что все мы втроем — он, я и скучная книжка — просто заснули, обнявшись, на моем узком диване. А скотч-терьер Яша отправился вместе с моими родителями в загородное имение — то есть проверять, не спалили ли за первый месяц зимы нашу дачу. И почему, спрашивается, мы засыпаем в свитерах на диване, вместо того чтобы устраивать вечеринку?

Что случилось в моем яблочном саду

Яблоня

Живу я в сельской местности в частном двухэтажном доме. Во дворе находится яблочный сад и выкопанное озеро. Мне нравится жить в деревне, ведь там чистый воздух и замечательные отношения почти со всеми людьми в округе. Мой яблочный сад содержит один вид деревьев но, несмотря на это все мои яблоки осенью будут собраны на приготовления варенья на холодную зиму. Озеро мое имеет прямоугольную форму, и оно очень большое. Несколько лет назад я запустил в него около пяти вид рыб. В сегодняшние дни можно с легкостью в озере выловить большое количество различных видов рыб.

Читать далее «Что случилось в моем яблочном саду»

Испытание длиною в вечность (Оцените мою прозу, основанную на реальной истории)

С каждым из нас хоть раз в жизни случаются ситуации, когда мы готовы отдать все за то, чтобы наши близкие были здоровы. Многие так же испытывают чувство вины в определенных ситуациях. Вот одна такая история со смешанными чувствами произошла буквально месяц назад у моего близкого человека.
Морозное январское утро. Люда проводила мужа на работу, а маленький Максим бегает по дому, как всегда играя в свои незатейливые игры. А ведь ему всего 2 года, а он уже хорошо говорит. Каждое утро Людмила спрашивает сынишку: «Что будешь на обед?». И каждый раз она готовит то, что пожелает Максим. Этим днем они решили приготовить борщ. Это любимое блюдо всей семьи. Вот уже борщ закипел, осталось ему только немножко дойти на огне и настояться. И будет шикарный обед. И зачем именно в этот момент Люде надо было пойти покормить собаку?! Она успела только приоткрыть дверь, когда возвращалась, и слышит дикий вопль!!! Она понимает, что кричит Максим, и с ним что-то произошло. Она побежала в кухню. А там ее самое ужасное, что она могла представить: Максим пододвинул стул к печке и потянул за собой кастрюлю с борщом. Кипящий борщ вылился на тело бедного мальчика.Самым тяжелым испытанием было всей её жизни, когда они отвозили сына на скорой помощи в больницу. Их сразу предупредили, что в их городе спасти ребенка будет вообще не возможно, и придется везти его в ближайшую центральную больницу, а это 1 час на машине. 1 час мучений, молитв, надежд. Фельдшер скорой сразу сказал, что шансов спасти маленького человечка практически нет. С каждой минутой его пульс становится все реже и реже. И вот его практически не слышно, а до больницы и опытных врачей еще полчаса. Мысли и чувства переплелись, она уже сама не знает, что чувствует, разве что горечь и свою вину, это ярко проявляются в сердце Люды. Как ужасно смотреть на своего ребенка, лежащего под капельницей, изувеченного и бездыханного! Но он еще живой! И вот больница, ребенка быстро в реанимацию, 5 часов первой операции и врачи выносят приговор: «Ваш ребенок будет жить!». Пусть впереди еще 5 операций, и где-то 10 тыс. долларов, потраченные только на лекарства; самое главное – ребенок жив!Через 28 дней его перевели из реанимации в общую палату. Шрамов практически не будет видно. А Людочка еще раз доказала себе, что её сын самое дорогое, что у неё есть.

Ирина Горина

Оцените мою прозу…

В летней темноте что-то бесконечно шуршало, звенело и шелестело. Лариса Петровна, вздыхая, поднялась с постели. Полусгнивший, давно не крашеный пол скрипел под ногами. Дача была старая, досталась еще от прабабки. Казалось, что домик вот-вот рухнет под тяжестью прожитых лет и от равнодушия хозяев. На соседней кровати спал сын. Лариса Петровна вытерла слезы и посмотрела на родное лицо.
Никите было двадцать девять лет. С горем пополам окончивший школу, он не торопился устраиваться на работу. В личной жизни тоже было не радужно – какая девушка захочет встречаться с безработным? В неудавшейся судьбе его Лариса Петровна винила только себя – все потому, что мужа не удержала, все потому, что ребенок без отца рос! Однако, кое-что от отца (полковника, между прочим!) Никите все же досталось – при всей лени, он был очень высокого мнения о себе. «В грузчики? Ты что, мать, спятила? Десять тысяч рублей получать и здоровье гробить?».
Чего-чего, а здоровья Никите было не занимать – высокие, крепкий, плечистый. Уже в 18 лет был на две головы выше матери. Единственное, чем отличался Никита от сверстников, была его фантазия. Но со временем он и ее подчинил себе – теперь придумывал все, чтобы как можно дольше не занимать свои барские руки работой. Пять лет назад уговорил мать взять кредит в банке, чтобы открыть собственное дело. Решил продавать сантехнику. На двести тысяч закупили несколько десятков унитазов и раковин, но дальше дело не двинулось. Так и остались стоять коробки, занимая целую комнату. А Лариса Петровна теперь, чтобы рассчитаться с долгом, день и ночь чертила проекты домов и магазинов. Архитектор по образованию, имеющая достойную зарплату, она давно не могла позволить себе ни новой прически, ни одежды. Все уходило на новые планы и нужды обожаемого Никитки. Подруги пытались убедить Ларису Петровну в ошибочности такого воспитания, но та только смеялась в ответ: «А у меня, кроме него, нет никого!».
Когда Никитка был еще маленьким, у Ларисы Петровны появился мужчина. Только пережившая развод, она ухватилась за подарок судьбы крепко – не оторвать. Однако оторвать удалось Никите – ревновал, плакал, дверь ручонками закрывал. Послушалась, не пошла! Так на всю жизнь и осталась одиночкой.
Вот сейчас проснулась она от того, что увидела во сне другую, несбывшуюся жизнь

Ирина, постоянная читательница

Жена писателя и Муза. Юмореска

В одно время я захотел стать писателем, потому что на столе уселась муза. Наверняка дьявол принял ее обличье, потому что именно с той поры я стал заваливать мелкие и крупные издательства, журналы и газеты всех видов и расцветок своими рукописями, которые являются шедеврами. Не больше и не меньше. Я изучил все общепринятые признаки графоманства и явившаяся сразу псевдо муза не нашла во мне присутствия ни одного из них. Знать, и в рукописях тоже нет. Так восторженно я думал о своих творениях, причем творил во всех жанрах, от детской литературы для детей от 5 лет до старшего поколения, кому за 20, до самого жесточайшего хоррора, от которого у меня стали седыми волосы, настолько выразительно я описывал сцены самого жестокого насилия.

Кляну, на чем свет стоит таких безответственных редакторов редакций всех существующих по всей стране издательств, что они плохо читают рукописи мастеров пера, как я. Псевдо муза со мною полностью согласна, правда после очередного ответа мне кажется, что у нее не нимб над головой, а рожки. Я не пьющий, клянусь, после того как уселась эта чертова, тсс… муза на мой письменный стол, я не выпил ни капли горькой. Но диалоги и споры между нами, мною и музой происходят регулярно, и порою кажется, что орут друг на друга не гений на вроде меня, и милая муза, которая и ночью за меня черкнет абзац-другой, а два дьявола из преисподней. В это время забегает жена, кричит, что с таким писакой, как я, каши не сваришь, что она не смеет мечтать ни о Багамах, ни о колготках Franzoni http://www.js-company.ru/catalog/franzoni.html, да даже и о Подмосковном пансионате «Ягодка» или же новой паре обуви, и наш спор сразу прекращается, так как музы она не видит, а колотит меня пребольно своей скалкой, будь она неладна. И жена и скалка.

Что она может понимать в сюжете, когда мы с моей музой обсуждали, как нам его завязать в крутом остросюжетном и кровожадном детективе? Большая российская семья живет в коммуналке и сдает еще угол пятерым таджикам. Так кого уложить первым? Таджика, который вовремя не помыл посуду, или главу семейства за отсутствие дома в течение непродолжительного срока, всего-то двух-семи дней. Кто первым сложит голову? Что с того, что главе семьи позвонили домой и поинтересовались, где он? А он в командировке. Так кого уложит жена на месте скороваркой? Стоп! Эта муза подсказывает мне кровавый финал, а не завязку.

Пока меня не пристрелит один из редакторов из зависти, которому я осточертел своими шедеврами, муза и я не успокоимся. Так мы и решили и сели писать мистическую сказку с элементами комедии при наличии мелодраматических ноток, но с присутствием неимоверного насилия.

Белый дом…(не про политику). Женский блог.

Никуда не деться от политики. Написала «белый дом» и подумала, почему же в каморке моей запахло революцией? Почему Ельцин примерещился? Про детство же, вроде, хотела… Ах вот оно — психолингвистическое программирование! Слово «Белый дом», затронувшее генетический код. Итак, белый дом. Все же, название оставлю. Но не тот белый дом, где «они», а другой ,»наш».
Иногда бывает так: сделал дела; написал статьи; впихнул в них множество ключевиков для ботов; написал восторженную статью «рекламного характера» для свадебного портала, о том, как хорошо выходить замуж в белом платье и с фотографами из ентого агентства. И плевать, что ни свадьбы как таковой, ни платья белого, ни тем более этих дьяволов-фотографов не было на твоем бракосочетании. Надо убедить других, что енто агентство самое-самое: выйдешь с их подачи замуж, вся жизнь будет, как один сплошной медовый месяц. Кстати, недавно читала еще один женский блог копирайтинга здесь http://intuitionpro.ru/ именно про это. Журналистика — это сродни проституции. А может и есть еще один лик этого «Многоликого Ануса».
Так вот, я все написала, как просил заказчик. Легла спать. «Завтра — думаю — еще пять рекламных статей надо забацать». Закрываю глаза — белая стена, белый дом. Что это? Про строительство не было техзадания написать. Может, про побелку и строительные смеси? Нет, сдала 5 дней назад, принял. А чего белая стена в мозгу подрагивает? Ах вот что….Просто росток из детства.
Белый дом — это домишко бабы Клавы. А мне четыре года. Ну и домище! Подходить близко боялась, мы жили в деревянном скрюченном доме, а у бабы Клавы первый на улице был каменный дом. Большая роскошь, даже по нынешним временам в провинции. И эта мощь каменного дома казалась мне средневековым замком.
Это сейчас, приехав из-за границы в родные пенаты, я удивляюсь, какой же маленький этот домик бабы Клавы. И хозяйки уже нет в живых, Царство ей Небесное; и домик, ну ей-Богу, мне по плечо. Про наш домик рядышком я «вообще молчу» — только согнувшись можно войти. Новые хозяева используют его как сарай для хранения лопат и вил, не более. А себе выстроили во дворе дом огромный. А ведь мы жили в этом «сарае для лопат и вил» и ничего, это считалось приятной русской светлицей для русских людей. Две комнаты — это не шутка! В главной комнате был черно-белый телевизор, стол у окна и молодая бабушка с живыми глазами тоже прилагалась. Бабушка казалась вечной, перманентной и константной, выходящей за рамки рационального. «Будет жить вечно!Я так сказал» — произносится голосом Высоцкого из «Место встречи…» Также, как должны быть вечны и кусты смородины в огороде, и Великий Белый Дом.
А сейчас все живое умерло, презрев мои наставления и приказы не умирать. Недвижимость скукожилась, и как старуха, которой тоже не дают отойти в мир иной (а уже давно пора), хранит в себе холодные лопаты и вилы.
Вот ведь, привиделись кадры из детства, когда их не ждешь. И опять думаешь — да бог (или черт) с ними — со смесями строительными, со свадебными агентствами и ключевые слова туда же, в топку. Вот о чем писать надо. О том, что пришло ночью и что никуда уже не исчезнет, разве что вместе со мной.